Изжога и психосоматика – психологические причины развития болезни

{RANDOM_PARAGRAPH=100-400}

Психологические «корни» язвенной болезни

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки развивается из-за стрессов. Получается – вылечить лекарствами невозможно? Для полного восстановления нужно исключить эмоциональное напряжение. А в современном мире это нереально.

Отвечает доцент кафедры поликлинической терапии БГМУ, канд. мед. наук, врач-терапевт и психотерапевт Анатолий Близнюк (еще в советские времена доктор изучал взаимосвязь психологических и клинико-функциональных особенностей больных язвой двенадцатиперстной кишки и сейчас продолжает исследования — в рамках научной работы по психосоматическим заболеваниям):

— Язвенная болезнь относится к классическим психосоматическим недугам, которые и есть результат взаимодействия психических и физиологических факторов. Задействованы местные и общие механизмы. Первые — нарушение регуляторных функций гастродуоденальной зоны, расстройства моторики и снижение резистентности слизистой. Общие — высокий уровень психоэмоционального напряжения.

С местными механизмами современная медицина прекрасно справляется. Существуют мощные лексредства — ингибиторы протонной помпы и блокаторы Н2-рецепторов гистамина (они эффективно подавляют кислотную секрецию желудочного сока), а также сильные антибиотики (ликвидируют жгутикового паразита — хеликобактер пилори; многие считают его главным виновником патологического процесса). А вот стрессовый фактор, увы, недооценивается и обычно остается без внимания.

Портрет пациента

Уже давно, когда я был участковым терапевтом в поликлинике, заметил, что люди, имеющие язву желудка, причем упорную, трудно рубцующуюся, длительно персистирующую, зарабатывали ее, как правило, после конфликтной ситуации или мощного эмоционального потрясения. Особенно это характерно для пожилых женщин, переживших смерть близких.

У больных дуоденальными язвами (такие встречаются в 4 раза чаще) стресс был не столь выраженный, хотя и длительный, связанный с профессиональной реализацией или семейными проблемами.

Всех пациентов объединяла острая необходимость любви, заботы и защиты, которых они, к сожалению, не имели в силу разных обстоятельств. Эту жажду опеки можно сравнить с тем, что испытывает маленький ребенок, оставленный матерью. Но взрослому подобное «не к лицу», потому и ощущение беззащитности, зависимости им подавляется.

Не получив желанного внимания, человек стремится компенсировать это профессиональными успехами, спортивными победами, другими достижениями, зачастую берет высокие планки и перебарщивает с нагрузками. Но, даже достигнув цели, не ощущает удовлетворения.
У этой категории пациентов весьма болезненная чувствительность к неудачам на работе, потере высокой должности, негативным оценкам их деятельности. Неадекватная бурная реакция на события влечет за собой включение местных механизмов развития заболевания.

Между эмоцией и телом

Когда у человека возникает какая-то потребность, в головном мозге тут же формируется акцептор результата действия, воспринимающий и оценивающий итог совершенных усилий. Для достижения желаемого запускаются мышечные и другие механизмы, которые организуют действия в нужном направлении. Если все получилось — эмоции удовлетворения и удовольствия. Если нет — разочарование, агрессия, негодование.

В последнем случае происходит соответствующая вегетативная разрядка: учащаются дыхание и сердцебиение, поднимается артериальное давление. Возможны реакции со стороны ЖКТ — боли, изжога, повышенная секреция желудочного сока, заброс кислого содержимого из желудка в пищевод.

Включаются эндокринные железы — надпочечники усиленно пичкают кровь стрессовыми гормонами, в частности кортизолом и адреналином. «Стартует» поджелудочная железа, а значит — возрастает инсулин. Он же стимулирует выработку желудочного сока. Повышенная кислотность — благоприятная почва для дуоденитов, язв, гастритов (неслучайно их называют кислото-ассоциированными заболеваниями).

Когда у человека завышенные требования к себе и он ставит сверхзадачи, не соответствующие физиологическим возможностям, активизируется гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система, отвечающая за устойчивость к стрессу. Стресс-реакция подтверждена экспериментами на животных. У крыс вызывали иммобилизационный стресс — полную неподвижность; сразу уменьшалась вилочковая железа, отвечающая за клеточный иммунитет, наблюдалась гиперплазия коры надпочечников и развивались гастродуоденальные язвы.

Связь между эмоциями и физиологическими процессами подтверждается и наличием общих для гастродуоденальной зоны и головного мозга пептидов — веществ, участвующих в саморегуляции систем организма (эндорфины, энкефалины и проч.). Поэтому падает настроение и происходят изменения в ЖКТ — моторики, секреции, переваривания пищи; аппетита.

Язва от… понижения

Вот случай. У 37-летнего мужчины периодически обострялась язва желудка, дважды в год лечился медикаментозно. После курса психотерапии — проработки конфликтной ситуации в группе — пациент полностью отказался от лекарств, боли прекратились. Эндоскопическое исследование ЖКТ показало: рубцы в желудке есть, язв нет. В течение 15 лет обострений не наблюдалось.

Читайте также:
Синусит у детей: признаки и эффективные методы лечения

Другой пример. Военного перевели на нижестоящую должность. За плечами у него было много лет службы, он счел это несправедливостью. По сути перевод стал мощной психотравмой. Через пару недель появилась сильная боль в животе. Диагностирована свежая дуоденальная язва (некоторые из острых язв открываются буквально на следующий день после стрессовой ситуации). Мужчину пролечили медикаментами, язва зарубцевалась, но как только он вернулся на службу, снова открылась. На сей раз осложненная кровотечением. Пациенту сделали резекцию желудка. После возвращения на работу он опять попал в стационар — с язвой анастомоза…

К психотерапевту человек обратился уже в полном отчаянии. Потребовался курс индивидуальной психотерапии из 9 сеансов (от групповой отказался), включавший техники релаксации, рационально-эмотивную и гипнотерапию. Мужчине раскрыли психическую подоплеку тяжелого течения заболевания. Не сразу он признал: профессия была для него всем, хотел постоянно получать внешнее подтверждение того, что он сильный, успешный и независимый. А потеряв статус, пережил это как жизненное крушение.

Во время терапии пациент понял: жизнь не ограничивается успехами на работе, особенно в зрелом возрасте, когда в приоритете духовные ценности. У него богатый опыт, неплохой интеллектуальный багаж, он организованный и ответственный, у такого масса вариантов
реализовать себя «на гражданке», быть полезным и интересным для близких.
Язва зарубцевалась, удалось добиться длительной ремиссии.

Все начинается с желания докопаться до сути

Важное условие любой психотерапии — осознание пациентом своих неправильных установок, корректировка личной картины мира. К сожалению, немногие искренне стремятся к этому и проявляют готовность открыть душу, признать собственную слабость, зависимость, серьезные внутренние проблемы.
Воспринять взаимосвязь между психическими и физическими факторами мешает реклама фармсредств, их изобилие: проглотил таблетку — и зачем докапываться до сути проблемы, изменяя свое мировосприятие?

Местный механизм формирования недуга блокируется, а неправильные установки и — как следствие этого — периодически возникающие или постоянные стрессовые ситуации и травмы — остаются. Поэтому сегодня нередки т. н. патоморфозы, изменения течения заболевания. Вместо язвы, например, появляется ГЭРБ (гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь), для которой характерен заброс кислого содержимого желудка в пищевод. У страдающих ГЭРБ одна из характерных психологических реакций — сильный внутренний протест против неприятной ситуации.

К классическим психосоматозам относятся и неспецифический язвенный колит, инфаркт миокарда, артериальная гипертензия, ревматоидный артрит, бронхиальная астма, нейродермит, гипертиреоз… Психосоматическая патология требует скорее реабилитационных мер, цель которых — гармонизировать миропонимание и самовосприятие человека.

Елена Клещёнок
Медицинский вестник, 31 января 2013

Причины появления изжоги психосоматического происхождения

Существует две основные причины психосоматической изжоги:

  1. Страх.
  2. Стресс.

Оба состояния неотделимы друг от друга, и с появлением одного вскоре наступает и второе. По своей природе изжога появляется вследствие выброса в пищевод желудочного сока, крайне агрессивно воздействующего на незащищенную слизистую. Органы отделены сфинктером, который препятствует выбросу кислоты в обычном состоянии, но проблемы с нервной системой вызывают его расслабление, что в итоге становится причиной чувства сильного жжения в груди и горле.

провоцирующие факторы Изжога и психосоматика – психологические причины развития болезни

Психосоматические расстройства в гастроэнтерологической практике: особенности клинического течения и медикаментозной терапии

«НОВОСТИ медицины и фармакологии» № 6(210); март 2007.

И.Г. Палий, И.Г. Резниченко, Н.М. Севак
Винницкий национальный медицинский университет им. М.И. Пирогова

Проблема соотношения «психического» и «соматического» с давних пор является одной из ключевых в медицинской науке. Функционирование системы органов желудочно-кишечного тракта тесно связано с психическим состоянием человека. Психосоматические расстройства являются причиной жалоб 3671 % больных, которые обращаются к врачам в связи с нарушениями со стороны органов пищеварения. Однако медицинская помощь этому контингенту больных в данное время часто оказывается в недостаточном объеме.

Психосоматические состояния, встречающиеся в гастроэнтерологической клинике, являются актуальной проблемой современности. При заболеваниях органов пищеварения вторичные психопатологические проявления отсутствуют лишь у 10,3 % больных. Отдельные, фрагментарные астенические нарушения отмечаются у 22,1 % больных, а у 67,3 % — более сложные психопатологические состояния.

Наиболее распространенным вариантом психосоматических желудочных расстройств является гастралгия. Боль может иметь множественный характер. Существует обязательная тесная зависимость между эмоциональным напряжением, переутомлением и появлением желудочных симптомов (ощущение тяжести и распирания в эпигастральной области, боли и др.), в то же время характерно отсутствие связи между жалобами и характером питания, нарушением диеты.

Читайте также:
Большая разница верхнего и нижнего давления: что делать?

Проявлениями невротической симптоматики могут быть тошнота и рвота. Невротическая рвота может возникать по механизму имитации (например, в результате длительного контакта с родственниками, которые страдают рвотой). Истерическая рвота сопровождается стремлением быть в центре внимания, потому всегда имеет демонстративный оттенок. Психогенная рвота обычно происходит легко, без натуживания и предшествующей тошноты [2, 8-10].

У некоторых больных могут наблюдаться затруднения (дисфагия) и боли при глотании. Больные чувствуют затруднения при глотании на разных уровнях пищевода, причем жидкую пищу пациентам употреблять тяжелее, чем твердую. В основе этого симптома лежит эзофагоспазм, который часто впервые возникает после сильного психического потрясения во время еды и потом повторяется почти при каждом употреблении пищи. Спазмы пищевода, не связанные с едой, проявляются болью или ощущением сжатия за грудиной, в связи с чем иногда требуется проведение дифференциальной диагностики со стенокардией. При эзофагоспазме наблюдаются аффективные расстройства, постоянная тревога и ужас перед употреблением пищи.

Классическим невротическим синдромом является globus hystericus, который чаще всего встречается у женщин молодого возраста. При этом больных беспокоит ощущение инородного тела (комка) в горле, чувство давления в области шеи, обычно ослабевающее во время еды. Считают, что это связано с невротическими чувствительными и двигательными нарушениями функции пищевода.

Частыми и клинически многообразными являются невротические расстройства кишечника, описываемые в литературе как синдром раздраженного кишечника (СРК). Неврогенные кишечные боли, многообразные по характеру, обычно усиливаются на фоне эмоционального напряжения и стрессовых ситуаций. Иногда возникают кишечные кризы, которые проявляются острой болью в животе, метеоризмом, громким урчанием, позывами на отхождение газов и дефекацию. Пациенты с СРК фиксируют внимание на частоте, количестве и качестве опорожнений кишечника, что способствует формированию тяжелого ипохондрического синдрома. Императивные позывы на дефекацию у таких пациентов нередко возникают в наиболее несоответствующей ситуации, что отрицательно сказывается на психологическом состоянии больных.

Нозогении — психогенные реакции, обусловленные психотравмирующим влиянием соматического заболевания. Патопсихологические реакции на развитие болезни со временем могут становиться обычной формой реагирования, устойчивой особенностью поведения больных. Основой для нарастающей психопатизации личности является затяжное течение болезни. Возможно появление в структуре личности астенических черт. Картина соматических проявлений обогащается симптоматикой астении, которая является неотъемлемой частью клинического течения заболевания и проявляется повышенной утомляемостью, сонливостью на протяжении дня, адинамией, аффективной лабильностью, гиперестезией, ослаблением внимания и памяти. Эти расстройства нередко сочетаются с головной болью, головокружением, вазовегетативными расстройствами (тахикардией, усиленной потливостью, колебаниями артериального давления, вегетососудистыми пароксизмами).

Одним из частых клинических симптомов у пациентов с патологией ЖКТ является депрессия. Традиционно считается, что она манифестирует стойким снижением настроения, заторможенностью. Дополнительные симптомы в диагностике депрессии:
— снижение концентрации внимания или снижение способности к обдумыванию;
— снижение самооценки и чувства уверенности в себе;
— самообвинение без причины или необъяснимое чувство вины;
— мрачное и пессимистическое виденье будущего;
— мысли о смерти или самоубийстве или суицидальное поведение;
— любые расстройства сна;
— изменения аппетита (снижение или повышение) с соответствующими изменениями веса тела.

Эти симптомы часто можно заметить во время целенаправленного расспрашивания больного. Нужно отметить, что о депрессии можно говорить, если соответствующая симптоматика наблюдается не менее двух недель.

Соматические депрессии встречаются в гастроэнтерологической практике при многих заболеваниях. Например, существуют данные научных исследований, которые подтверждают наличие депрессивных реакций у 90 % больных хроническим панкреатитом (ХП). При ХП наблюдаются депрессивные реакции легкой и средней степени тяжести. Депрессивные реакции, как правило, длительные и сопровождаются соматическими эквивалентами. Динамическое наблюдение за состоянием больных показывает, что депрессивные реакции легкой степени уменьшаются по мере улучшения соматического состояния больных и практически не нуждаются в назначении специального лечения. При депрессивных реакциях умеренной степени отмечается замедление терапевтического эффекта от назначенного лечения, сохранение пониженного настроения даже при стабилизации соматического состояния.

Читайте также:
Атипичная пневмония – что это такое, симптомы и лечение

Депрессивная астения отличается устойчивостью и отсутствием связи с физической или психической нагрузкой. Преобладает пессимизм и ощущение бесперспективности. Проявления депрессии формируются в тесной зависимости от динамики соматической патологии: проявления аффективных расстройств манифестируют при нарастании тяжести и уменьшаются по мере обратного развития симптомов соматического заболевания.

Оказание помощи при психосоматических расстройствах включает в себя широкий перечень профилактических и лечебных мероприятий, требующих комплексного подхода. Длительный опыт комплексной терапии психосоматических расстройств убедительно доказывает, что среди способов лечения этих состояний ведущим является психофармакотерапия. Благодаря простоте использования, скорости и выраженности лечебного эффекта при психосоматических расстройствах и сравнительной безопасности использования современных психотропных средств расширилась возможность как стационарного, так и амбулаторного лечения этих состояний.

Фармакотерапия психосоматических расстройств должна решать следующие задачи:
1) устранение эмоциональных расстройств, типичных для невротического расстройства (эмоциональной лабильности, «раздражительной слабости», тревожности, обеспокоенности, напряженности и других);
2) лечение астенических проявлений, преодоление физического и умственного истощения;
3) регуляцию вегетативных расстройств;
4) лечение навязчивых состояний и фобий, если они есть;
5) коррекцию особенностей личности;
6) устранение негативных факторов;
7) выявление и устранение соматических расстройств.

На протяжении последних десятилетий в современной психофармакологии сформировалось несколько важнейших классов психотропных средств: нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы, ноотропы.

В настоящее время в арсенале врача насчитывается более чем 500 психотропных препаратов. Для успешной терапии психосоматических расстройств лекарственное средство должно отвечать следующим требованиям:
— обладать широким спектром психотропной активности, эффективно влиять на тревожные, фобические, аффективные (депрессивные), ипохондрические, соматовегетативные симптомы;
— обладать ограниченным количеством побочных эффектов с минимальным негативным влиянием на психическую деятельность и соматические функции;
— вызывать положительные соматотропные эффекты (терапевтическое влияние на сопутствующую соматическую патологию);
— иметь минимальную поведенческую токсичность (незначительную выраженность или отсутствие седативного эффекта — сонливости на протяжении дня, нарушения концентрации и внимания и т.д.); минимально взаимодействовать с препаратами соматотропного действия.

Исходя из вышеперечисленного, становится понятно, что фармакотерапия психосоматических заболеваний должна быть комплексной, совмещать психотропные и соматотропные влияния, учитывать необходимость влияния на преобладающую в каждом конкретном случае симптоматику.

Целесообразность использования в лечебном арсенале антидепрессантов, нейролептиков, транквилизаторов, ноотропов подтверждается наличием у подавляющего большинства больных гастроэнтерологического профиля психовегетативных, тревожных, навязчивых и соматоформных расстройств, а также психопатических проявлений. Использование психотропных средств основано на характеристике ведущих психопатологических синдромов с учетом психологического состояния больного, особенностей его личности.

Астенический синдром всегда нуждается в лечении независимо от его этиологии и стадии развития. Для терапии астенических расстройств используются различные препараты: ноотропы, адаптогены растительного происхождения, некоторые антидепрессанты, а также нейролептики. Но стимулирующие свойства некоторых из перечисленных препаратов способны усиливать присущие астении раздражительность, нарушения сна, вегетативные расстройства, а седативные эффекты других — вялость и дневную сонливость. В связи с этим актуальной проблемой является проблема выбора оптимального препарата. На современном этапе таким препаратом является малат цитруллина — Стимол.

А.Р. Creff объясняет высокую клиническую эффективность Стимола его влиянием на клеточный метаболизм [16]. Автор считает, что метаболическое лечение Стимолом включает два момента:
— введение вещества, способного выступать в роли метаболического посредника, что позволяет обойти амилазный блок окислительного пути и ограничить накопление молочной кислоты с помощью переориентации в сторону глюконеогенеза (таким веществом является малат цитруллина);
— назначение промежуточных продуктов цикла мочевины (цитруллин), что способствует ускорению этого цикла и выведению аммиака.

Эффективность применения Стимола для коррекции астенических проявлений у пациентов с патологией желудочно-кишечного тракта изучалась коллективом исследователей на базе Винницкого национального медицинского университета им. Н.И. Пирогова и Винницкого городского гастроэнтерологического центра.

Больных опрашивали с помощью трех анкет с целью изучения самочувствия, активности и настроения (опросник САН), определения наличия признаков вегетативных изменений (тест А.М. Вейна), определения тревоги и депрессии (Госпитальная шкала тревоги и депрессии).

Пациентам, у которых были обнаружены наиболее выраженные нарушения самочувствия, активности и настроения, признаки вегетативных изменений, тревоги и депрессии, наряду со стандартным лечением назначался Стимол. После завершения терапии больные повторно проходили тестирование с целью оценки результатов лечения.

Читайте также:
Желтые выделения с запахом у женщин — причины

По данным опросника САН, полученным после проведения лечения, отмечено достоверное увеличение балльной оценки пациентами своего самочувствия, активности и настроения (р < 0,05). Согласно опроснику Вейна, у больных с заболеваниями толстого кишечника наблюдалось изменения состояния вегетативной нервной системы в виде достоверного уменьшения (р < 0,05) количества бал

лов (с 37,1 ±1,2 до 21 ± 3,7 после лечения с использованием Стимола). В ходе контрольного опроса пациентов по Госпитальной шкале тревоги и депрессии после курса лечения Стимолом было установлено достоверное уменьшение (р < 0,05) количества баллов, которые характеризуют выраженность тревоги: с 8,1 ± 0,87 до 6,2 ± 0,36 после лечения. В то же время количество баллов, которые характеризуют выраженность депрессии, до и после лечения Стимолом достоверно не отличалось.

Рисунок 1. Динамика оценки самочувствия, активности и настроения пациентами с патологией толстого кишечника после окончания лечения Стимолом

Авторами установлено, что у пациентов с патологией толстого кишечника достоверно чаще наблюдаются нарушения самочувствия, активности, настроения, вегетативные расстройства, симптомы тревоги и депрессии. Однако своевременное применение Стимола в комплексной терапии больных с патологией желудочно-кишечного тракта способствует улучшению самочувствия, уменьшению проявлений тревоги и вегетативной дисфункции, что нужно учесть при лечении этой категории больных.

При тревожно-депрессивных расстройствах у больных гастроэнтерологического профиля основным патогенетически обусловленным инструментом фармакотерапии является назначение соответствующего анксиолитика. Стрезам — оригинальный препарат, действующим веществом которого является этифоксин (производное бензоксазина), который имеет уникальный механизм действия, что выделяет его среди других анксиолитиков. Действие этифоксина на ГАМКергическую медиацию характеризуется:
1) максимальной физиологичностью, а именно стимуляцией естественных механизмов (медиаторных и модуляторных) ГАМКергической передачи;
2) селективностью влияния на конкретные звенья ГАМКергической передачи.

В рамках многочисленных клинических испытаний, выполненных в различных форматах (мультицентровых, рандомизированных, двойных слепых, плацебо-контролированных, сравнительных исследований) обнаружена высокая анксиолитическая активность Стрезама при оценке по шкалам Гамильтона и MADRS, показателям клинической глобальной импрессии тяжести состояния больных. При этом этифоксин, в отличие от лоразепама (одного из эталонных бензодиазепинов), не осуществляет негативного влияния на психомоторные и когнитивные функции, не вызывает вялости, сонливости, миорелаксации, не влияет на восприятие информации, в том числе и у пожилых больных.

Кроме того, Стрезам улучшает качество сна и нормализует типичную для неврозов и психосоматической патологии психовегетативную симптоматику. Под воздействием Стрезама ослабляются усиленная моторика желудочно-кишечного тракта и ощущение дискомфорта в животе, стабилизируется артериальное давление, что в целом не характерно для бензодиазепинов.

При приеме Стрезама наблюдается минимальный риск развития побочных эффектов. Этифоксин не вызывает развития привыкания, толерантности и синдрома отмены. Передозировка отмечается только в дозах, которые во много раз превышают терапевтические. Противопоказаниями являются индивидуальная гиперчувствительность, шоковое состояние, миастении, печеночная и почечная недостаточность. В связи с наличием в препарате лактозы его прием противопоказан при галактоземии.

Преимущества Стрезама как анксиолитика нового поколения можно определить следующим образом:
1) выраженная специфическая анксиолитическая активность при тревожно-невротичных расстройствах и психосоматической патологии;
2) улучшение сна;
3) вегетостабилизирующее действие;
4) отсутствие влияния на психомоторные и когнитивные функции, мышечный тонус;
5) отсутствие развития толерантности, привыкания и синдрома отмены;
6) возможность применения в рамках обычного образа жизни;
7) стандартная рецептурная форма.

Рекомендуемый курс лечения этифоксином составляет от 2 недель до 3 месяцев при дозе 1 капсула 2-3 раза в сутки.

Таким образом, в настоящее время Стрезам может рассматриваться как препарат выбора в терапии психосоматической патологии у больных гастроэнтерологического профиля. Особенно важно подчеркнуть необходимость своевременного приема препарата, а именно на максимально ранних стадиях заболевания, когда патогенетическая терапия может быть наиболее эффективной.

Таким образом, у больных с патологией ЖКТ встречаются разнообразные психосоматические проявления, что свидетельствует о необходимости тщательного подхода к их диагностике и лечению. Это позволит значительно улучшить качество жизни этой категории пациентов.

Влияние психосоматических факторов на течение заболеваний органов пищеварения

В возникновении и течении заболеваний желудочно-кишечного тракта особую роль играют психосоматические факторы. Для функциональных заболеваний желудка и кишечника, а также других органов (поджелудочной железы, желчных путей и желчного пузыря) характерны висцеральные боли и нарушения моторики. В ряде случаев у таких пациентов имеются коморбидные поведенческие расстройства: тревога или депрессия. Депрессия как результат хронического стресса ведет к анатомическим и биохимическим изменениям в корковых и подкорковых структурах мозга, вызывая нарушение синтеза серотонина и других нейромедиаторов, воздействующих не только на функции ЖКТ, но и на другие функции автономной нервной системы. В таких случаях функциональные желудочно-кишечные расстройства могут определяться расстройством оси «ЖКТ – мозг». Центральная схема боли изменяется при появлении хронического стресса, который также влияет на изменение моторики и проницаемости в ЖКТ. Выбор препаратов для лечения этих заболеваний должен включать психотропные препараты, соматические нейролептики и антидепрессанты.

Читайте также:
Быстро избавляемся от выпадения матки в домашних условиях

Ключевые слова: психосоматические расстройства, гастроэнтерология, Римские критерии IV, функциональная диспепсия, синдром раздраженного кишечника, нейролептики, антидепрессанты.

Для цитирования: Плотникова Е.Ю., Грачева Т.Ю., Москвина Я.В. Влияние психосоматических факторов на течение заболеваний органов пищеварения. РМЖ. 2017;10:754-759.

Influence of psychosomatic factors on the course of the digestive system diseases
Plotnikova E.Yu. 1 , Gracheva T.Yu. 1 , Moskvina Ya.V. 2

1 Kemerovo State Medical University
2 Kemerovo Regional Clinical Psychiatric Hospital

In Psychosomatic factors play a special role in the occurrence and course of diseases of the gastrointestinal tract. Visceral pains and motor disorders are characteristic for functional diseases of the stomach and intestines, as well as other organs (pancreas, biliary tract and gallbladder). In some cases, such patients have comorbid behavioral disorders: anxiety or depression. Depression as a result of chronic stress leads to anatomical and biochemical changes in the cortical and subcortical structures of the brain, causing a disruption in the synthesis of serotonin and other neurotransmitters, affecting not only the gastrointestinal tract, but also other functions of the autonomic nervous system. In such cases, functional gastrointestinal disorders can be determined by the disorder of the axis “gastrointestinal tract (GIT) – the brain”. The central scheme of pain changes with the appearance of chronic stress, which also affects the change in motility and permeability in the digestive tract. The choice of drugs for the treatment of these diseases should include psychotropic drugs, somatic neuroleptics and antidepressants.

Key words: psychosomatic disorders, gastroenterology, Romе criteria IV, functional dyspepsia, syndrome of the angry intestines, neuroleptics, antidepressants.
For citation: Plotnikova E.Yu., Gracheva T.Yu., Moskvina Ya.V. Influence of psychosomatic factors on the course of the digestive system diseases // RMJ. 2017. № 10. P. 754–759.

Рассмотрена проблема влияния психосоматических факторов на течение заболеваний органов пищеварения

«Тайна взаимоотношений psyche и soma – это неисчерпаемый источник научного поиска, в котором интегрируются знания и усилия специалистов различного профиля для решения конкретных медико-социальных задач» [1].

Рис. 1. Биопсихосоциальная модель функциональных пищеварительных расстройств

Соотношение «соматического» и «психического» всегда было важно в медицинской практике. Психическое состояние человека тесно связано с функционированием системы органов ЖКТ. Сложившиеся идиоматические выражения отражают эту тесную связь: «живот сводит от страха», «печенкой чую», «желчный характер» и др. Общая патология человека абстрактно представляется как континуум этих двух видов заболеваний, находящихся между полюсами психических и соматических расстройств. Вся клинически полиморфная совокупность психосоматических расстройств и есть реальная патология. Среди психосоматических расстройств многие современные авторы выделяют психосоматические реакции и психосоматические заболевания [2].
Группа психосоматических заболеваний, которая считается сейчас классической, выделена одним из основателей психосоматического направления, выдающимся американским психотерапевтом и психоаналитиком венгерского происхождения F. Alexander [3]. F. Alexander с 1930–х гг. трудился в Университете Чикаго, и за этой группой заболеваний впоследствии закрепилось название «чикагской семерки», или «святой семерки» – Holy Seven. Прошло уже без малого столетие, а «чикагская семерка» по-прежнему живет в лексиконе врачей и психоаналитиков. По версии F. Alexander, в эту группу входят:
1) язва желудка и двенадцатиперстной кишки;
2) язвенный колит;
3) нейродермит;
4) бронхиальная астма;
5) артериальная гипертензия;
6) гиперфункция щитовидной железы;
7) ревматоидный артрит.
Список психосоматических заболеваний неуклонно изменяется и дополняется. На сегодняшний день его пополнили: панические расстройства и расстройства сна, онкологические заболевания, инфаркт миокарда, синдром раздраженного кишечника, сексуальные расстройства, ожирение, нервная анорексия, булимия.
По определению академика А.Б. Смулевича, одного из ведущих ученых-клиницистов с мировым именем в области психиатрии и психосоматики, «психосоматические расстройства – группа болезненных состояний, возникающих на основе взаимодействия психических и соматических факторов и проявляющихся соматизацией психических нарушений, психическими расстройствами, отражающими реакцию на соматическое заболевание, или развитием соматической патологии под влиянием психогенных факторов» [4].
Различают 3 типа этиологических факторов психосоматических расстройств:
1) наследственно-конституциональные – личностно-типологические особенности с характерологическими чертами астеничности, ипохондрии, истероидности, депрессивности, паранойяльности и др.;
2) психоэмоциональные, или психогенные, – острые или хронические внешние воздействия, влияющие на психическую сферу: массивные (катастрофические), ситуационные острые, ситуационные пролонгированные, пролонгированные со стойким психическим перенапряжением (истощающие);
3) органические – преморбидная органическая патология: пренатальные и постнатальные травмы, хронические вялотекущие инфекции, гипоксически-гипоксемические состояния (особенно в вертебробазилярном бассейне). В данном случае человек погружается в свою болезнь, и его психические переживания сосредоточены на болезненных ощущениях.
К психосоматическим расстройствам относятся:
– болезни с основным психосоматическим компонентом (язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, неспецифический язвенный колит и др.);
– органные неврозы – соматизированные психические нарушения;
– нозогении – патологические психогенные реакции на соматическое заболевание;
– соматогении – психические расстройства, возникающие при ряде тяжелых соматических заболеваний и рассматриваемые в единстве с ними.
Психосоматические расстройства являются причиной жалоб у 36–71% больных, которые обращаются к врачам в связи с нарушениями со стороны органов пищеварения. Однако медицинская помощь этому контингенту больных часто оказывается в недостаточном объеме. Психосоматические состояния, встречающиеся в гастроэнтерологической клинике, – актуальная проблема современности. При заболеваниях органов пищеварения вторичные психопатологические проявления отсутствуют лишь у 10,3% больных. Отдельные, фрагментарные астенические нарушения отмечаются у 22,1% больных, а у 67,3% – более сложные психопатологические состояния [5].
Согласно МКБ-10 к соматоформным расстройствам отнесены следующие подгруппы:
– соматизированное расстройство;
– недифференцированное соматоформное расстройство;
– ипохондрическое расстройство;
– соматоформная вегетативная дисфункция;
– хроническое соматоформное болевое расстройство;
– другие соматоформные расстройства;
– соматоформное расстройство неуточненное [6].
Гастроэнтерология ближе всех терапевтических дисциплин прилежит к психиатрии, поскольку ЖКТ – уязвимая зона для возникновения различных психосоматических заболеваний. Считается, что тип людей с особой гастроинтестинальной лабильностью, у которых не только тягостное переживание, но и любые (положительные или отрицательные) эмоции накладывают заметный отпечаток на функции пищеварительной системы, является довольно распространенным.
Органные неврозы в гастроэнтерологии, или функциональные расстройства органов пищеварения в сочетании с пограничной психической патологией:
– гастралгия – без связи с приемом пищи, обязательная связь с эмоциональными факторами и утомлением, отличается образностью и отчетливой предметностью;
– психогенные тошнота и рвота;
– эзофагоспазм;
– ком в горле (globus hystericus);
– аэрофагия – упорная, приступообразная, зачастую громкая отрыжка воздухом;
– психогенный галитоз – ложное ощущение пациентом неприятного запаха изо рта;
– дисгевзия – неврогенное расстройство вкуса, проявляющееся не зависящим от еды и не имеющим под собой органической природы ощущением горечи во рту;
– глоссодиния – нарушение чувствительности языка, проявляющееся жжением, давлением или покалыванием в языке и близлежащих областях;
– психогенная диарея – императивные позывы на дефекацию, возникающие, как правило, в самой неподходящей ситуации, с развитием состояния тревожного ожидания повторения этих явлений («медвежья болезнь», «понос-будильник»);
– запоры с неврогенным компонентом – повышенная забота об акте дефекации и появление тревоги в случае ее задержки, фиксация внимания на частоте, количестве и качестве своих испражнений.
В декабре 2014 г. на согласительной конференции в г. Риме были приняты новые критерии, а осенью 2015 г. – впервые опубликованы. Официальная презентация Римских критериев IV состоялась 22 мая 2016 г. на симпозиуме в рамках 52-й Американской гастроэнтерологической недели (г. Сан-Диего, США). Полностью все материалы Римских критериев IV опубликованы в большом двухтомном руководстве, а основные статьи – в специализированном выпуске журнала Gastroenterology [7]. Эксперты Римского консенсуса IV внесли изменения, основанием для которых послужили результаты множественных исследований, проводившихся на протяжении 10 лет. Ввиду масштабности поправок, большого количества нюансов эксперты сделали акцент на наиболее значительных из них:
• Вместо термина «функциональный» теперь корректно будет использовать термин «нарушения церебро-интестинального взаимодействия». Хотя произносить данное словосочетание гораздо сложнее, в него вложен смысл реального патогенеза возникающих нарушений и более точно определен их механизм.
• Официально утвердили причастность микробов и некоторых пищевых продуктов к этиологическим факторам возникновения нарушений церебро-васкулярного взаимодействия.
• «Гиперчувствительный рефлюкс» – новый официальный медицинский термин для нарушения церебро-васкулярного взаимодействия (такова природа функциональных нарушений с клиническими проявлениями изжоги). Кроме того, теперь можно использовать в медицинской практике такие термины, как «синдром хронической тошноты», «синдром хронической рвоты».
• «Опиоид-индуцированный запор», «опиоид-индуцированная гипералгезия», «синдром каннабиноидной рвоты» – новые принятые термины, несмотря на то, что «функциональность происхождения» их вызывает некие сомнения. Но, с другой стороны, новые наименования нарушения церебро-васкулярного взаимодействия гораздо точнее по смыслу в случаях применения наркотических средств, нежели бывший термин «функциональные нарушения».
• «Нарушение центрального восприятия гастроинтестинальной боли» заменило привычное выражение «функциональная абдоминальная боль».
• Дисфункция сфинктера Одди теперь исключает органическую патологию, но по-прежнему учитывает пороки развития, ферментативные нарушения как основу патологии. Внесены изменения и в подходы к терапии.
• Из определения «синдром раздраженного кишечника» исключили понятие «дискомфорт», которое не передавало диагностически значимого смысла и нередко дезориентировало самих больных. Теперь в этом понятии подразумевается конкретно боль в момент дефекации.
• «Синдром перекреста функциональных нарушений» – одновременное течение нескольких функциональных состояний или переход из одного в другое. Такой термин официально утвержден, что значительно облегчит «медицинский язык» как между коллегами, так и в беседе с пациентом.
Один из разделов представленных Римских критериев IV называется «Биопсихосоциальная модель функциональных пищеварительных расстройств». В нем показано, что на развитие функционального расстройства оказывают влияние генетические факторы и окружающая среда, психоневрологические нарушения и изменения физиологии ЖКТ (рис. 1) [8].

Читайте также:
Боль в копчике при беременности: причины и лечение

Наследственные факторы могут оказывать влияние несколькими путями. Генетически детерминированный низкий уровень интерлейкина-10 (ИЛ-10) у некоторых больных с синдромом раздраженного кишечника (СРК) влияет на сенситивность слизистой оболочки желудка и кишечника. Генетический полиморфизм ферментов обратного захвата серотонина (5-гидрокситриптамина – 5-НТ) может изменять его уровень или влиять на эффект лекарственных препаратов, блокирующих 5-НТ. Генетический полиморфизм действует на специфический протеин, который, в свою очередь, воздействует на центральную нервную систему (ЦНС) и местную нервную регуляцию на уровне кишки, и α2-адренорецепторы, влияющие на моторику. В настоящее время изучаются механизмы наследственного влияния ЦНС на функциональные желудочно-кишечные расстройства (ФЖКР) [9].
Психосоциальные факторы не являются критериями диагностики ФЖКР, однако они воздействуют на ось «мозг – кишка», определяют поведение больного и в конечном итоге клинические проявления. Существуют четыре основных направления воздействия психосоциальных факторов:
1. Психологический стресс обычно обостряет проявления ФЖРК и реже вызывает появление симптомов у ранее здоровых людей.
2. Психосоциальные факторы изменяют поведение пациента, заставляя чаще обращаться за врачебной помощью. Хотя больные с ФЖРК предъявляют много жалоб и обеспокоены своим здоровьем, результаты их обследования оказываются в пределах референсных значений.
3. ФЖКР имеют психосоциальные последствия. Хроническая патология, длительные неприятные ощущения и боли снижают работоспособность и качество жизни пациента, усложняют межличностные отношения в семье и на работе.
4. Психосоциальное воздействие на болезнь, эмоциональный дистресс и неадекватное сознание приводят по принципу обратной связи к закреплению и усилению симптомов. Пациенты с тяжелой симптоматикой начинают проявлять болезненный пессимизм, катастрофизм, возникает гипервигилансия (повышенное внимание к неприятным ощущениям), тревога за свое состояние, снижаются порог болевого восприятия и самооценка. В таких случаях требуется бихевиоральное вмешательство (бихевиоризм изучает поведенческие реакции).
Нарушения моторики не в состоянии объяснить возникновение ряда симптомов ФЖКР: функциональную боль в грудной клетке, вероятно, связанную с пищеводом, синдромы эпигастральной боли, раздраженного кишечника, функциональной абдоминальной боли.
Висцеральная гиперсенситивность (повышенная чувствительность) позволяет объяснить проявления ФЖКР. Такие больные имеют низкий болевой порог чувствительности (висцеральная гипералгезия), что доказано при использовании баллонного растяжения кишки, или имеют повышенную чувствительность (аллодиния). Висцеральная гиперсенситивность может постепенно нарастать у пациентов с ФЖКР и в таком случае называется сенситизацией или повышенной болевой чувствительностью к повторяющимся стимулам. При этом повторное надувание баллона в кишке вызывает прогрессирующее усиление боли. Гиперсенситивность и сенситизация могут быть результатом повреждения рецепторов чувствительности слизистой оболочки кишки и мышечно-кишечного сплетения в результате воспаления. Другая возможная причина – дегрануляция мастоцитов, тесно связанных с кишечными нервами, или повышение серотониновой активности, которая может быть следствием воздействия бактериальной флоры или патологической инфекции. Возможно повышение возбудимости в результате центральной сенситизации. В результате нарушается механизм центральной тормозящей регуляции висцеральных афферентных импульсов, который в нормальных условиях уменьшает болевые ощущения.
Иммунная дизрегуляция, воспаление и нарушение барьерной функции могут способствовать возникновению симптомов, однако только в последние годы было показано, что у половины пациентов с СРК повышена активность воспалительных клеток сфинктера Одди и провоспалительных цитокинов. В связи с исследованиями постинфекционных СРК и функциональной диспепсии (ФД) возрос интерес к проницаемости кишечной мембраны в местах плотных соединений, к кишечной флоре и нарушению иммунной функции. Это согласуется с данными о том, что треть пациентов с СРК или диспепсией связывают начало заболевания с острой кишечной инфекцией.
Роль нарушения бактериальной флоры кишечника в возникновении ФЖКР требует дополнительного изучения. Имеются данные, что отношение ИЛ-10 и ИЛ-12, характерное для воспалительного ответа у пациентов с СРК, при введении Bifidobacter infantis нормализуется. Эти данные подтверждаются умеренным позитивным эффектом пробиотиков и антибиотиков на симптомы СРК. ФЖКР зависят от пищи, диеты, которые, в свою очередь, влияют на внутрикишечную микрофлору.
Существуют двунаправленные взаимодействия оси «мозг – ЖКТ». Внешние воздействия (вид, запах), как и внутренние восприятия (эмоции, мысли), через ЦНС влияют на желудочно-кишечную чувствительность, моторику, секрецию и воспаление. В свою очередь, висцеротопические воздействия воспринимаются головным мозгом и влияют на ощущение боли, настроение и поведение человека. Позитронно-эмиссионная томография, функциональная магнитно-резонансная томография и другие методики изучения мозга установили связь растяжения кишки с активностью определенных отделов головного мозга, причем результаты у пациентов с СРК отличались от таковых в контрольной группе здоровых людей. В настоящее время лечение пациентов с ФЖКР нередко основано на влиянии на одинаковые энтеральные и центральные мозговые рецепторы. Воздействующие вещества включают 5–HT и его производные, энкефалины, опиоидные агонисты, субстанцию Р, кальцитонин ген-зависимый полипептид, холецистокинин, антагонисты кортикотропин-рилизинг гормона.

Читайте также:
Опущение матки после родов — причины и лечение

Устранение психосоматической изжоги по доктору Синельникову

Валерий Синельников считается одним из дипломированных психологов, которые подробно изучают взаимосвязь души и тела. Он также считает, что развитие болезней в организме обусловлено неправильной психосоматикой с сильными стрессами и нервными расстройствами.

Развитие изжоги, по мнению врача, вызвано наличием страха, обречённости и несостоятельности решать собственные проблемы самостоятельно. Человек старается многим угодить и не может решить вопрос с собственным здоровьем.

Чаще всего психосоматическая изжога возникает у мужчин на фоне разрушенного самолюбия и сильного психологического удара по мужественности. В данном случае необходима квалифицированная помощь психолога и самопознание личного духовного мира.

Валерий Синельников

Методика врача основана на том, чтобы максимально исключить проявление отрицательных эмоций, так как именно они являются катализатором воздействия к образованию различного рода заболеваний.

Желудочно-кишечные заболевания и психологические проблемы

Психосоматические заболевания — это болезни или болезненные состояния, в формировании которых эмоциональные факторы играют ключевую роль. Толчком к их развитию обычно являются стрессы, напряжение, внутренние конфликты, которые перестали пониматься или решаться человеком. Проблема исчезает из осознанного восприятия, но сохраняет свое бессознательное присутствие. Подобное вытеснение конфликта происходит по разным причинам. Иногда это страх посмотреть на проблему прямо, найти в себе силы действовать, а иногда просто отсутствие возможности или внутренних ресурсов для ее решения. О таких заболеваниях еще говорят: “на нервной почве”.
Психосоматические заболевания имеют совершенно реальные физические симптомы.
Сложность лечения этих заболеваний в том, что только традиционными методами с ними не справиться. Лекарственными средствами можно улучшить состояние, но пока не решена психологическая проблема, высока вероятность того, что болезнь вернется вновь.

vector-illustration-brain-human-body-260nw-1177735483.jpg

Психологами описаны семь основных источников психосоматических заболеваний:
• Внутренний конфликт, конфликт частей личности, сознательного и бессознательного в человеке.
• Мотивация или условная выгода. Это очень серьезная причина, потому что часто симптом несет условную выгоду для человека. Например, избавляет от необходимости выполнять какие-либо обязанности, какую-либо работу. Если человеку сказать, что болезнь для него выгодна, то он чаще всего с этим не согласится. Это особенно характерно для истеричных людей. Они могут долго ходить по врачам и пытаться вылечиться, но, как правило, если они чувствуют, что выздоровление близко, то находят уважительную причину, чтобы прервать лечение. В дальнейшем они будут жаловаться, что этот метод лечения или этот специалист тоже не смогли им помочь. А если врач действует достаточно энергично, и больной «пропускает» момент излечения от данного симптома (от греч. symptoma – признак болезни) или болезни, то на смену тут же приходит новая, а о старой болезни он уже может и не вспоминать, как будто ее и не было.
• Эффект внушения. Если ребенку все время говорить, что он дурак, плохой, то велика вероятность, что он таким и вырастет. Предпочтительнее при наказании говорить, что он хороший и умный, но поступил почему-то плохо или глупо. Слово, сказанное врачом и неверно истолкованное пациентом, может глубоко запасть в подсознание и оказаться причиной развития или закрепления настоящей патологии.
• Элементы органической речи. Болезнь может быть физическим воплощением фразы. Например, слова «меня тошнит от уроков» могут превратиться в реальные симптомы.
• Идентификация, попытка быть похожим на кого-то. Особенно опасно бессознательное подражание родителям. Выполнение родительского сценария, возможно, является одной из причин наследственных заболеваний. Генетики могут возразить, что наследственные заболевания переносятся генами. Они согласятся с тем, что гены многих заболеваний носят все люди, а далеко не все болеют. Может, родительский сценарий и является тем фоном, на котором наследственная патология начинает развиваться. Поэтому, если мы не хотим, чтобы наши дети болели теми же заболеваниями, что их бабушки и дедушки, т.е. наши родители, то именно мы должны сами постараться избежать этих заболеваний, поломать сценарий. К сожалению, сценарные нарушения плохо поддаются психологической коррекции, может поэтому их и отнесли к группе наследственных заболеваний: медицина не может изменить то, что заложено в генах.
• Самонаказание. Это происходит, когда за совершенный неблаговидный поступок человек начинает бессознательно наказывать себя. Часто это результат того, что человек поступает не так, как его воспитывали; что приводит к возникновению чувства вины, а вина ищет наказания. Таким наказанием является возникновение болезни.
• Болезненный, травматический опыт прошлого – самый серьезный, самый глубокий источник. Как правило, это психические травмы раннего периода детства, вытесненные, забытые, но активно влияющие на поведение и здоровье человека из бессознательной части личности. Они могут быть и не забыты, а постоянно держаться в памяти или периодически всплывать.

Читайте также:
Какие симптомы и признаки рака почек у женщин

Как связаны эмоции и работа пищеварительного тракта?

Поглощение и выделение – основные функции желудочно-кишечного тракта. Но они в своих проявлениях находятся в определенных отношениях с окружающим человека миром, связаны с его эмоциональным состоянием и с внешним жизненным пространством. Все процессы в этой соматической сфере нельзя изолировать от душевного состояния человека. Поэтому неудивительно, что такие действия человека, как процесс принятия пищи, жевание, глотание, переваривание и выделение остатков прочно входят в более тонкие уровни взаимодействия человека – с окружающими его людьми.

Новорожденный ребенок в функциональном отношении являет собой «сплошной рот». Это самый главный инструмент взаимодействия новорожденного с окружающим миром. Кормление и чувство сытости в дальнейшем, с развитием ребенка и становлением уже зрелой личности, служат не только для достижения насыщения, но и опосредуют собой заботу, чувство безопасности, переживание того, что тебя любят. Прием пищи и процесс насыщения остаются на всю жизнь замещающей возможностью удовлетворения, к которой можно прибегнуть при любом разочаровании.

Эта внутренняя связь между психическим состоянием человека и процессом поглощения или выделения приводит к тому, что эмоциональное состояние человека при принятии пищи оказывает влияние на дальнейший процесс ее переваривания. Такие переживания, как агрессия, опасение, страх, депрессия тормозят функции желудка и кишечника, нарушают моторику и, как следствие, приводят сначала к функциональным, а при прогрессировании процесса – к органическим изменениям структуры желудочно-кишечного тракта. Биологически эти переживания связаны с функцией сокращения мышечных клеток. При опасности или агрессии возникает рефлекторный спазм, напряжение. Ни одно живое существо, кроме человека, не будет принимать пищу, находясь в подобном состоянии, потому что для приема пищи нужно вначале расслабиться.

Человек не только способен есть в состоянии подавленности, агрессии или страха, но зачастую прибегает к поглощению большого количества пищи как к средству «успокоить нервы». В результате пища попадает в спазмированный, зажатый под действием стресса пищевод, желудок, кишечник. Следствием этого является широчайший спектр желудочно-кишечных расстройств. У многих животных дефекация связана с ситуацией спокойствия и безопасности. Враждебность не позволяет им выделить кал. Человек также стремится приурочить дефекацию к спокойному периоду дня, когда не обременяют тяжелые проблемы и заботы. Маленькому ребенку, пока он не перешагнет барьер отвращения, игра с калом доставляет удовольствие. Выделение кала имеет характер подарка в отношении к любимому человеку (отец, мать, няня и др.), который в свою очередь приучает ребенка регулировать свои выделения и приурочивать их к желательному моменту.

Читайте также:
Гель Троксевазин от синяков — эффективность и применение

Чувство подавленности, беспомощности, бессилия связано не только со страхом, но и с усилением деятельности кишечника. При эмоциональной диарее (частыми поносами, не связанными с патологическими процессами в толстой кишке) ведущей причиной являются более или менее осознанно пережитые ситуации страха и повышенных требований со стороны окружающих.

Пищевое поведение человека, т.е. как, сколько и что он ест, является отражением его взаимоотношений с окружающим миром. Наряду с пищевым поведением и сама система пищеварения в особенности пригодна для соматического выражения существующих у человека проблем с уверенностью и защищенностью, т.к. еда представляет собой самую первоначальную форму собственности, гарантирующую существование, а пищеварение – самую первоначальную форму управления и пользования этой собственностью.

Чувство вины и покаяния могут выражаться в отказе от пищи или упорной рвоте. Сильный голод становится симптомом регрессивного стремления к защищенности перед лицом задачи, превышающей возможности человека. Страх, внутренняя неудовлетворенность и неуверенность часто вытесняются желудочно-кишечными заболеваниями. Видимым в таких случаях остается лишь телесный симптом. Если задетый орган или симптом выключаются медикаментозным или хирургическим путем (язва желудка, язвенный колит), часто появляются психические симптомы – страх, депрессия и др.

Стресс – это физиологическая реакция организма, выраженная в состоянии напряжения, подавленности, спада. Стресс возникает у человека под влиянием экстремальных воздействий. Он всегда включает и физиологические, и психологические компоненты. С помощью стресса организм мобилизует себя целиком на защиту, на приспособление к новой ситуации, приводит в действие защитные механизмы, обеспечивающие сопротивление воздействию стресса или адаптацию к нему. Наиболее разрушительны для организма психологические стрессоры.

Нередко в стрессовой ситуации человек ведет себя сдержанно, принимает точные и ответственные решения, но при этом его адаптационный резерв снижается и вместе с тем повышается риск подвергнуться различным заболеваниям.

Возможные последствия

Если у человека не наблюдается серьёзных патологий, воспалительных процессов в органах ЖКТ, то это не говорит о том, что психосоматическую изжогу можно игнорировать.

Постоянное повышение кислотности желудка травмирует слизистую оболочку, что приводит к язвенным процессам. Заболевание может прогрессировать, если не будет проведено лечение. Возможные болезни при постоянной изжоге:

  • Гастрит.
  • Воспаление желчного пузыря.
  • Воспаление поджелудочной железы.
  • Язва двенадцатиперстной кишки.

Внимательно относитесь к своему здоровью. Если человек находится в депрессивном состоянии, помочь ему может психотерапевт.

{RANDOM_PARAGRAPH=401-800}
{RANDOM_SECTION=500-3000}

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: